Особенности культуры



1. Что такое The Great Divide
2. Что общего между славянской и западноевропейской культурами
3. Чем отличаются славянская и западноевропейская культуры
4. Культура работы (=учебы) и культуры досуга
5. Культура взаимоотношений (друзья, семья, подчинение и т.д.)

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный Господень суд

Джозеф Редьярд Киплинг

1. Что такое The Great Divide

Выражение Great Divide (Великий Разлом) имеет много значений. Одно из самых впечатляющих мы можем обнаружить, открыв знаменитый Concise Oxford English vocabulary:
GREAT DIVIDE — ■ noun 1》 the boundary between two contrasting groups or cultures that is very difficult to overcome…
Великий Разлом – труднопреодолимая граница между двумя противопоставленными друг другу группами или культурами….
Всякая страна имеет стержневую культуру, разделяемую в той или иной степени большинством населения этой страны. И часто эта культура формируется в противопоставлении своим соседям, или более сильной нации. Знаменитое «Украина не Россия» Леонида Кучмы – это, по факту, только перепев старинного «что русскому здорово, то немцу смерть»
Но насколько понятие «другого», как внешний ориентир национальной идентичности противопоставляется собственной, постоянно меняющейся культуре в ее реальном, бытовом измерении? Насколько противопоставлены друг другу славянская и западноевропейская культуры, и преодолима ли граница между ними?

2. Что общего между славянской и западноевропейской культурами

И славянская, и западноевропейская цивилизации имеют общий корень и единую культурную основу – это христианство и наследование эллинистическим образцам.
Западные социологи считают, что по менталитету украинцы и русские похожи на северо-европейцев. В частности, исследования, проведенные с использованием теста голландского социопсихолога Герда Хофштеда, разработанного для измерения параметров организационной культуры, восточные славяне вместе с датчанами, норвежцами и финнами входят в один кластер, который исследователи назвали «североевропейским синдромом солидарности». Англичане, американцы, ирландцы, а также немцы, австрийцы, итальянцы и швейцарцы образовали другой статистический кластер, который был назван «романо-германским синдромом достижительности». Из этих названий видна принципиальная разница между северной группой и остальной Европой. Тяжелые климатические условия выработали в североевропейцах культуру солидарной ответственности и упора на укрепление общественных институтов, а не на индивидуальные достижения. Соответственно, организационная культура строится на двух китах: солидарность между работниками и подчинение организации.
В шкалах Хофштеда это подразумевает ценность по следующим тестовым пунктам: забота друг о друге, интуиция, ценность свободного времени. Противоположный полюс – напористость, рационализм, настойчивость в достижении целей, деньги. Восточные славяне, как и другие североевропейцы, готовы проявлять максимальную лояльность существующим порядкам в обмен на гарантии со стороны государства
В 1990-е годы произошел заметный сдвиг в сторону ценностей «модерной личности» (интеллектуальная автономия, ценность мастерства), особенно у молодёжи. Однако в период после 2000 г. фиксировалось возрастание гедонизма вместо ценностей развития творческих способностей. «Кредитный бум» явился ярким выражением этих сдвигов в общественном сознании в Украине

3. Чем отличаются славянская и западноевропейская культуры

На Западе деньги рождают власть, на Востоке – наоборот.
«Источник добра в славянской ментальности – это близкие и друзья (Gemeinshaft), а зло проецируется на государство в образе чиновничества; способ действий – «всё образуется», а торжество добра мы мыслим несомненным, но… в будущем («не мы, так наши дети…»)», – пишут социологи.
Естественен вопрос: каковы плюсы и минусы нашего менталитета в реализации «прозападных» реформ? Социологи отвечают на этот вопрос: «Немец не полагается на «авось, обойдётся», англичанин или американец ищет справедливости в судах, которые защищают права человека, что фиксированы в Конституции на основе «священного» договора между гражданами и избранными ими властями. Что же касается победы добра над злом, то в западной культуре это зависит от деятельности партий, их представлений о том, что есть добро и что есть зло и, главное, от персональных усилий каждого гражданина».
Можно сделать вывод, что система ценностей у восточных славян достаточно близка к северо-европейской, хотя и более склонна к «кумовству» и иерархии, однако культурная составляющая нашего менталитета еще очень далека от европейской. Социологи отмечают нетерпимость украинцев к самой идее сосуществования с нетипичными людьми (инвалидами, гомосексуалистами и т.п.) Кроме того, опросы показывают, что терпение как составляющая милосердия и гуманизма ценится в нашем обществе всё менее. Совершенно иная ситуация в европейских странах – там терпимость и сочувствие являются основополагающими ценностями, скрепляющими гражданское общество.

4. Культура работы (=учебы) и культуры досуга

Роль английского, как языка межнациональной, в том числе и бизнес коммуникации, общеизвестна. Имеются данные статистик с использованием психологических тестов в межкультурных исследованиях. В частности, тест MMPI показал, что россияне зашкаливают по «циклоидности». Это понятие из языка психоаналитиков означает, что славяне не склонны к систематически выполняемой деятельности, которая не зависит от настроения, в отличие, например, от пунктуальных немцев. Поэтому настроение в коллективе у нас является важнейшим трудовым фактором.
В западном обществе сотрудникам явным образом запрещают конфликтовать напрямую и требуют решать проблемы через руководителя. У нас же, если подчиненные смогут сами исправить проблему, они вам ничего не расскажут. Мы стараемся не говорить лишнего руководству и заказчику про наши внутренние проблемы. В итоге риски часто остаются неозвученными. Менеджеры узнают о проблеме, когда повлиять уже поздно.
Но, благодаря этому, мы, в отличие от западных коллег, не стесняемся конфликтовать, и прямо говорим товарищам, что мы думаем об их работе. В результате, слабые работники быстрее подтягиваются и легче вписываются в рабочую команду.
Иностранцы в целом спокойнее и доброжелательнее наших работников. Они обычно политкорректны и несколько отстранены от коллектива – у них большое «личное расстояние». Одно из последствий этого – т.н. low context – американцы и часть европейцев все расписывают подробно и аккуратно, не надеясь на сообразительность работника. Мы относимся к high context, что подразумевает наличие большого количества контекста у собеседника. В коллективе это позволяет понимать друг друга с полуслова.
По этой причине у нас считается нормальным говорить в рабочее время на нерабочие темы. Иностранцев это шокирует. Кроме того, мы не отличаемся «точностью и аккуратностью» – обычно опаздываем всюду на несколько минут, в деловых письмах допускаем много описок и неточностей. Американцев и немцев, например, это бесит

5. Культура взаимоотношений (друзья, семья, подчинение и т.д.)

Отношение к авторитетам у нас в целом подозрительное. Жизнь приучила нас везде искать подвох. Поэтому наши работники по умолчанию нелояльны к своей компании. Их лояльность нужно заслужить. Но, с другой стороны, мы способны по одному правильному поступку достроить все остальное.
В то же время, западный коллега по умолчанию лоялен, а консенсус для него – вшитый культурный код. Наши работники доверяют только людям, доказавшим свое превосходство. И реальные лидеры привыкают принимать решения самостоятельно и никогда не встречают сопротивления.
В результате, приказы лидеров не обсуждаются и выполняются без размышлений. Совместные обсуждения практически не практикуются, поэтому очень низкая, по сравнению с европейцами, культура дискуссии – этому наших людей нужно специально учить.
Так же, как специально нужно учить гендерным практикам, фактически нам незнакомым, но играющим важнейшую роль в западном обществе.Какие выводы можно сделать?
В целом восточные славяне при «благоприятной обстановке» (демократическом правлении, уважении прав личности, интеграции в западный мир) потенциально готовы стать «северо-европейцами» (на уровне тех же финнов, совершивших трансформацию в европейцев за очень короткий по меркам мировой истории срок). Но этому мешают значительные культурные различия